ВСЕ ТОНЬШЕ ОСЬ ЗЛА, ВСЕ ТОЛЩЕ ОСЬ ДОБРА

  В конце марта произошло знаковое событие, почему-то оставшееся почти незамеченным мировыми СМИ: прекратила существование последняя и самая долговечная военная хунта. Государственный совет мира и развития Мьянмы объявил о самороспуске. Отныне  страна  управляется гражданским правительством, ответственным перед двухпалатным парламентом (Пьидунзу Луто - Союзная Ассамблея).
  Хунта пришла к власти в результате переворота в сентябре 1988 года после массовых демонстраций и беспорядков в столице страны Рангуне, продолжавшихся почти два месяца. С тех пор в стране отсутствовали конституция, выборные органы власти и политические партии.
   Но на деле власть военных установилась еще в марте 1962 года. Страна в то время называлась Бирмой и жила в условиях перманентного хаоса, именовавшегося демократией.  Экономические успехи за  15 лет независимого развития бывшей британской колонии оказались весьма скромными, несмотря на наличие богатых природных ресурсов и выгодное геополитическое положение. Дело в том, что почти сразу же после провозглашения независимости началась гражданская война, растянувшаяся на десятилетия. Многотысячные вооруженные формирования коммунистов и сепаратистов разных национальностей по временам контролировали большую часть страны. Армия оказалась единственным жизнеспособным институтом, и самим ходом событий была вытолкнута на вершину власти.
  В силу того, что в формировании ядра национальных вооруженных сил решающую роль играли люди левых убеждений, во главе переворота 1962 года также оказались сторонники социалистической ориентации Бирмы. Генерал Не Вин, глава Революционного совета, одновременно возглавлял правительство и единственную легальную Партию бирманской социалистической программы. Пока неожиданно для всех не повинился в совершенных ошибках. Его попытка построить жизнеспособное государство на принципах буддизма и социализма обанкротилась.
  Генералы, сменившие патриарха, руководствовались прагматическими соображениями. Они взяли курс на развитие рыночных отношений при сохранении буддийских моральных ценностей как основы общества. Но именно в этот поворотный момент правящий режим попал под массированный огонь западных СМИ. Мьянму включили в пресловутую «ось зла» и принялись прессовать санкциями. Генерала Тан Шве, главу хунты, неизменно помещали на одном из первых мест списка самых ужасных диктаторов.
  В чем же провинились генералы, исправно посещающие буддийские святыни и проводящие миролюбивую внешнюю политику? Они аннулировали результаты выборов 1990 года, в результате которых к власти должна была прийти демократическая коалиция. То есть сделали точно то же, что сотворили алжирские генералы в 1991 году. С той разницей, что последние не допустили к власти исламистские партии. Но, как ни странно, Алжир в «ось зла» не включили. Несмотря на то, что в последовавшей гражданской войне погибло не менее  100 тысяч мирных граждан. Когда весной 2010 года армия вымела с улиц Бангкока десятки тысяч «краснорубашечников», протестовавших против антиконституционного переворота, Таиланд тоже в страны-изгои не попал. Хотя счет убитых и раненых сторонников демократии шел на сотни.
  В Национальной Лиге За Демократию (НЛД) - объединении политических сил, которым бирманские генералы не решились доверить судьбу страны, - одну из ведущих ролей играла дочь генерала Аун Сана, из шинели которого вышли все прошлые и нынешние диктаторы Бирмы-Мьянмы.
  После гибели в 1947 году этого высокопочитаемого  борца за независимость страны его вдова была назначена бирманским послом в Индии, где прошло детство Су Чжи. В 1960 году в 15-летнем возрасте она перебралась на учебу в Англию, затем вышла замуж за англичанина. Потом жила в США. И очень кстати вернулась в Бирму аккурат к началу народных волнений (так называемое движение 8888).
  Несмотря на то, что во время беспорядков, организованных Лигой,  на улицах Рангуна погибло множество людей, Су Чжи срочно представили к Нобелевской премии мира. И в ноябре 1991 года эту премию дали. Прогрессивное человечество послушно забушевало возле бирманских посольств. Но на генералов это не произвело особого впечатления. Они поместили дочь Основоположника под домашний арест на ее собственной вилле и держали там с перерывами аж до 2010 года.
  Нет оснований сомневаться в личной честности и порядочности Су Чжи, в ее преданности идеалам демократии. Но столь же мало оснований сомневаться, что популярную фигуру решили использовать в своих интересах те, кто эту самую демократию в грош не ставит, когда она начинает угрожать их интересам. Как это было в Алжире, в Палестине после победы Хамас на свободных выборах, как происходит сегодня в Йемене, где американский клиент Салех поливает мирных демонстрантов свинцом и травит газовыми гранатами. Зная этот контекст, можно не удивляться и сдержанной реакции на действия тех, кто из самых добрых побуждений затоптал демонстрантов на Бахрейне.
  Вполне возможно, что чуткая демократическая общественность увенчает лаврами миротворцев организаторов «гуманитарной миссии» в Ливии.  Вот, к примеру, Нобелевский комитет всегда тут как тут со своей премией, когда нужно сделать бяку очередному бесчеловечному режиму - скажем, иранскому (сначала наградили диссидентку Ширин Эбади, а через год главу МАГАТЭ Мохаммеда эль Барадеи за неустанный поиск улик против Ирана). Или нахлобучить корону миротворца Обаме, еще не выбравшемуся из одной грязной авантюры, но уже спешащему «защитить мирных ливийцев» сотней-другой «томагавков»...
  Самое время задаться вопросом: по каким критериям дирижеры западных СМИ   определяют принадлежность той или иной страны к пресловутой «оси зла»? В свое время Южная Америка была заповедником беспощадных «горилл», давивших хрупкие ростки демократии, но никто из них в черный список не попал. Не меньше разнообразных политических зверушек обитало и в Африке, да и сегодня их там немало, но ни один из монструозных режимов к «оси зла» не отнесен. Миновала чаша сия и диктатуру Сухарто в Индонезии, где число жертв спецслужб шло на миллионы.
  Те страны, которые к зловредной оси отнесены, трудно привести к общему знаменателю. Ни политически, ни идеологически не близкие, причастные и непричастные к поддержке «террористов» (общепринятый на Западе термин для обозначения национально-освободительных движений), придерживающиеся  принципов рыночной экономики  и  отдающие приоритет государственному сектору... И все же есть нечто, общее для всех этих стран - исключительное геополитическое положение.
  Взглянем на карту: все страны-изгои находятся в «мягком подбрюшье» крупнейших стран мира, которые не входят в сферу влияния Запада, а зачастую и угрожают его монополии. Северная Корея прикрывает российское Приморье и китайскую Манчжурию. Мьянма напоминает боевой топор вклинившийся точно между Китаем и Индией. Иран огромным замком повис на вратах каспийско-среднеазиатской кладовой углеводородов и к тому же - ближайшая транзитная станция на пути к южной России. Сирия... С ней и так все ясно - единственный оставшийся реальный противник Израиля и последний надежный партнер России на Ближнем Востоке.
  Если принять такую точку зрения, многолетние попытки свалить правящий в Мьянме военный режим приобретают совсем не то измерение, которое пытаются навязать радетели прав человека. Приход к власти прозападной группировки позволил бы создать серьезную угрозу Пекину: непосредственно граничащая с проблемным для китайцев Тибетом Мьянма могла бы стать  плацдармом для многообразной подрывной деятельности в этом регионе. Да и индийские штаты и союзные территории, примыкающие к Мьянме, оказались бы уязвимой мишенью для спецслужб. Не надо забывать, что здешние сепаратисты уже много десятилетий ведут настоящую террористическую войну против центрального правительства в Дели.
  Что бы не говорили о неспособности генералов к управлению государством, но военные хунты, последовательно сменявшие одна другую в течение полувека, сумели справиться с хаосом и подавили наиболее непримиримые вооруженные группировки в стране. И неоднократно пытались перейти к гражданскому правлению, однако призрак повторения смуты 1950-х годов каждый раз останавливал движение в этом направлении. Тем не менее, стремление перевести страну на цивильные рельсы оставалось стратегической целью хунты. Выступая на сессии Генеральной ассамблеи ООН осенью 2006 года, министр иностранных дел Мьянмы заявил: «Мы последовательно выполняем состоящую из семи этапов «дорожную карту» — план перехода к демократии, — обнародованную в августе 2003 года... Я хотел бы подчеркнуть, что процесс преобразования страны в демократическое государство будет неизменно продолжаться в соответствии с «дорожнои? картои?».»
  И хотя по ходу движения точки маршрута на этой карте иной раз смещались, в итоге была принята новая конституция, и осенью 2010 года прошли выборы в парламент. Генералы позаботились о том, чтобы армия сохранила ключевые позиции в управлении страной, хотя главные деятели хунты либо отошли от дел, либо сменили мундиры на пиджаки.
Реформирование политической системы Мьянмы имело своей целью отнюдь не смену декораций, как обычно утверждают в западных СМИ. Оно диктовалось потребностью в более динамичном и эффективном управлении, в преодолении застоя и коррупции. В ряду запланированных изменений и строительство новой столицы Нейпьидо, которое началось в 2006 году. Место для нового административного центра определили в глубине территории страны. Это было продиктовано не только экономическими и политическими, но и стратегическими соображениями. Янгон, находящийся поблизости от Бенгальского залива, легко захватить с моря.
  Когда после разрушительного тайфуна Наргиз (май 2008) в непосредственной близости от столицы появились военные (!) корабли НАТО с грузом «гуманитарной помощи», это не на шутку встревожило руководство страны. С трибуны ООН французский представитель призывал к «принудительной помощи» Мьянме, не меньшую настойчивость проявил известный своим гуманизмом министр иностранных дел Великобритании Д.Миллибэнд. Не отставал от них и новоиспеченный генсек ООН Пан Ги Мун. Знакомая публика! - сегодня те же лица, те же страны выхлопотали «гуманитарную интервенцию» во спасение клиентов Запада, пытающихся свалить Муаммара Каддафи.
  Генерала Тан Шве и его соратников насторожила суета незваных филантропов. Англо-франко-американской эскадре было предложено разгружаться в Таиланде и уже оттуда доставлять товары для пострадавших районов. Только вертолетам ООН было разрешено летать в небе Мьянмы.
  Санкции, введенные против Мьянмы Европейским союзом и США, ударили, как всегда, по населению страны. В недавнем интервью журналу «Лидерз» генерал Тан Шве без всяких околичностей заявил: «Это абсолютно неверное утверждение, что санкции не затрагивают людей. Вне сомнения, граждане Мьянмы прямо или косвенно страдают от санкций». Поддержали экономическое удушение страны и всякого рода правозащитники. Самоназначенные блюстители прав человека пытались помешать даже реализации программы развития туризма. Построенные правительством отели, национальные авиакомпании и турфирмы понесли существенный урон в результате призывов не посещать Мьянму, размещенных на бесчисленных сайтах и форумах.
  Но сегодня уже можно говорить о провале политики санкций. Проводя курс на открытость и постепенное реформирование политической системы, правящая элита добилась вступления страны в региональный союз АСЕАН, наладила тесные экономические связи с соседними странами, и прежде всего с Китаем. Открытые в последнее время гигантские запасы газа на континентальном шельфе Мьянмы вывели страну в число крупнейших обладателей этого ценнейшего энергоносителя. В дополнение к давно разрабатываемым богатым месторождениям нефти и драгоценных камней, природный газ способен обеспечить быстрый экономический подъем страны.
  Когда едешь по сельским районам Мьянмы, поражает спартанская скромность бытия. Большинство домов - это каркас из бамбуковых стволов, обтянутый циновками и накрытый высушенными стеблями сахарного тростника или пальмовыми листьями. Но при этом приятно удивляет чистота на улицах и во дворах, ухоженность маленьких пагод и статуй священных львов, стерегущих вход в храм. Степенно и деловито проходят женщины и девушки с вязанками дров на голове, с корзинами, полными собранных овощей. Лица умиротворенные, взгляды прямые и доброжелательные. Нет даже намека на задавленность или приниженность. Задаешься вопросом: быть может, диктатура, живописуемая правозащитниками, имеет виртуальную природу? Стабильность и мир, царящие кругом, похоже, вполне устраивают этих трудолюбивых людей в национальной одежде - длинных юбках лонжи и красных тюрбанах, - с лицами, намазанными светло-желтой пастой танакой, предохраняющей от солнца.
  Мьянма одна из немногих стран, где люди предпочитают национальную одежду. Сохранение самобытности являлось постоянной заботой военных, правивших почти полвека. Национализм - одна из главных составляющих идеологии существовавшего до последних недель режима. Уходя, генералы позаботились о преемственности курса. Даже в новом парламенте предусмотрена форма одежды для депутатов, соответствующая национальному «дресс коду» каждой народности, имеющей представительство в Пьидунзу Луто. Народные избранники от государствообразующей нации мьянма одеты в белые рубахи и желтые облегающие головные уборы с симпатичным бантом над правым ухом. Представители шанов, чинов, каренов сидят сплоченными группами в иной раcцветки одинаковых платьях, платках и неком подобии тюбетеек.
  Здание парламента, только что построенное в новой столице, поражает великолепием и технической оснащенностью. На сегодняшний день это одна из лучших резиденций народного представительства не только в регионе, но и в мире. По всему видно, что развитию парламентаризма придается первостепенное значение, что Пьидунзу Луто не временный переходный институт, что он задуман всерьез и надолго. Его полномочия совсем не декоративны - достаточно сказать, что именно парламенту принадлежит прерогатива избрания главы государства. Что он и сделал, наделив 4 февраля президентской властью  экс-генерала Теин Сеина.
  Строительство демократии началось. Генералы, добровольно отправившиеся в отставку или вовсе ушедшие от власти, без обиняков дали понять, что на данном  этапе развития страны это управляемая демократия. Что разумеется сразу же вызвало недоброжелательную реакцию Европы и бдительной Америки. Самозванные надзиратели почему-то не вспоминают, что в их собственных странах управляемая демократия существовала столетиями - чем иным диктовалось сохранение многочисленных цензов (имущественных, оседлости и т.п.). Непонятно, как выносили соседство Швейцарии, где в одном из кантонов до самого 1991 года не давали избирательных прав нежному полу. Вполне уместно было отбомбиться над Женевой или Цюрихом. Да и за запрет строительства минаретов можно было приласкать серией крылатых ракет. А уж за сохранение смертной казни Европейский Союз вполне легитимно мог бы ввести санкции против Штатов - не давать живодерам ни капли вина французского, замучить запретом на въезд в Европу для Обамы и его ближайшего окружения. А еще лучше - заблокировать счета всех начальников тюрем, где производятся экзекуции.
  Как ни анекдотично все это звучит, но в отношении слабых стран, которые не в состоянии ответить ударом на удар, просвещенная Европа действует именно таким образом. Наверняка, если бы Саркози, Камерон и их подпевалы могли ожидать посещения ливийских крылатых ракет с ответным визитом, они призадумались бы о выборе средств по защите прав человека. Но пока...
  «Само собой весь процесс был прозрачной попыткой узаконить роль хунты, завеса демократии прикрывала его лишь в той степени, чтобы сделать страну несколько более приемлемой для держателей акций международных инвестиционных компаний. Празднуя переход от образцовой тирании к некоей «несовершенной демократии», только люди наивные или бесстыдные оппортунисты могли бы оценить эти события как движение к демократическим свободам. Движение к демократии очевидным образом не приметно - ни медленное, ни постепенное». Это публикуется сегодня на сайте телеканала «Аль-Джазира», в последнее время примкнувшего к хору СМИ, пекущихся об установлении демократии в странах «оси зла». Тех самых, о происках которых предупреждает броскими слоганами каждый номер старейшей газеты страны «Новый свет Мьянмы»: «Голос Америки, Би Би Си сеют ненависть в народе», «Радио Свободная Азия, Демократический Голос Бирмы порождают неуверенность в обществе», «Не попадись на  удочку убийц эфира, стремящихся вызвать беспорядки».
  На войне как на войне. Пока на пропагандистской.

Янгон - Москва